11 мин на чтение

Алексей Дудоладов
В Госдуме уверены, что против России развязана информационная война – и нужно сделать все, чтобы ей противостоять. На снимке: студент Алексей Дудоладов взбирается на березу в 300 метрах от своего села Станкевичи, чтобы поймать сигнал интернета. 14 ноября 2020 года. Фото: Евгений Софийчук / ТАСС / Forum

Ссылка на оригинальный материал

За последние три месяца депутаты Госдумы разработали много законопроектов по регулированию интернета. Они запретили агитацию в сети, установили отдельное уголовное наказание за клевету. Последние подобные законы Путин подписал на этой неделе. По ним соцсети будут штрафовать за блокировку российских госСМИ. По ним же операторы связи должны будут платить штрафы, если у них не будет оборудования для слежки за пользователями. На этом депутаты не остановились. За последние две недели они обсудили около 10 новых инициатив.

ЧТО ПРЕДЛАГАЮТ ДЕПУТАТЫ

На двух последних круглых столах и заседаниях комиссий обсуждали следующие инициативы:

  • о наказании для соцсетей за отказ самостоятельно удалять «деструктивный» контент;
  • о создании федеральной программы по созидательному контенту для детей;
  • об открытии представительств соцсетей в России. Эту просьбу озвучил Роскомнадзор;
  • о запрете треш-стримов;
  • о регулировании рекомендательных сервисов с «обязательным регулярным публичным отчетом по работе систем контента»;
  • об уголовной ответственности за призывы детей на акции протеста. Хотя подобный законопроект уже получал отрицательное заключение правительства;
  • о механизме «общественного и государственного контроля соблюдения правил работы рекомендательных сервисов»;
  • о возможности дать Роскомнадзору право определять и блокировать «клевету», любую «недостоверную» информацию по простому заявлению физического лица или бизнеса;
  • об идее заменить лайки на дислайки, чтобы пользователи не могли „одобрять“ социально-опасное поведение и чтобы дети не подвергали себя опасности „ради лайков“;
  • о принуждении ко взысканию подоходного налога с прибыли создателей контента от интернет-рекламы.

Эти идеи, как и все инициативы до этого, связаны с «борьбой с иностранным вмешательством». Депутаты Госдумы уверены, что против России развязана информационная война. И им нужно сделать все, чтобы ей противостоять.

«Национальным государствам брошен вызов со стороны интернет-гигантов. Они являются негосударственными источниками власти. Они пытаются навязать свою повестку другим государствам», — рассказывал на последнем заседании сенатор Алексей Пушков. Он один из главных разработчиков запрещающих законопроектов в сфере интернета.

Парламентарии вспоминают о недавнем бане аккаунтов Дональда Трампа. И говорят, что так соцсети выступают против «консерваторов-традиционалистов» в интересах «либералов-прогрессистов-глобалистов». Они утверждают, что соцсети влияют на внутреннюю политику России, и приводят в пример слова экс-премьера Дмитрия Медведева. Тот недавно рассказал, что его другу Twitter предложил подписаться на аккаунт оппозиционера Алексея Навального.

Они говорят также о влиянии соцсетей на детей. И приводят в пример TikTok, в котором подростки выкладывали ролики о митингах в поддержку Навального.

«Либо национальные государства поставят под свой контроль глобальные социальные сети, либо соцсети навяжут свой контроль национальным государствам. Другого варианта нет», — резюмировал Пушков.

КАК В КИТАЕ НЕ ПОЛУЧИТСЯ

Одна из самых осмысленных инициатив — заставить соцсети открыть региональное представительство. Об этом попросил Роскомнадзор. Ведомство недовольно, что приходится отправлять бумаги в иностранную юрисдикцию. И из-за этого IT-компании многие их требования игнорируют.

Парламентарии отмечают, что в некоторых странах соцсети уже открыли свои представительства. Например, в Китае. Однако проводить аналогию между Россией и Китаем нельзя. Об этом «Вот Так» рассказал руководитель «Роскомсвободы» Артем Козлюк. Во-первых, интернет в Поднебесной изначально развивался под строгим госконтролем, отметил он. У них изначально были суверенные сервисы, данные в которых контролировало государство. Поэтому, грубо говоря, большинству китайцев и не нужно обходить пресловутый «китайский фаервол». Российский же интернет долгое время был свободным, и россияне к свободе привыкли.

Во-вторых, китайский рынок очень большой. Западным соцсетям нужно бороться за пользователей с госсервисами. И именно по этой причине соцсети открыли там представительства.

«Им нужно захватывать этот рынок. Надо договариваться с властями. Какие-то западные компании идут на репутационный риск. Какие-то нет — и попадают в блокировку в Китае. Но все это зависит от каждой компании отдельно, от решения совета директоров — готовы ли они поставить на весы репутации прибыль. Это коммерческое решение, но с политической подоплекой. Россия с китайским рынком не сравнится», — сказал Козлюк.

Эту мысль развил IT-специалист, директор «Общества защиты интернета» Михаил Климарев. Он напомнил «Вот Так», что каждая соцсеть — коммерческая компания. А решения в компаниях принимают исключительно в коммерческих целях.

«Россия с точки зрения интернет-бизнеса занимает примерно 0,5% от бизнеса Facebook. Даже если Россия вся целиком отвалится от Facebook, то экономически Facebook не пострадает никак. Понятно, что от триллиона долларов полпроцента — много. Большие цифры для России. Но в масштабах соцсети это копейки», — пояснил он.

Интернет в Китае всегда был под жестким контролем властей.
Интернет в Китае всегда был под жестким контролем властей. Российские пользователи привыкли к свободе в сети. Фото: Reuters / Forum

С этим же согласны и юристы. «Большие интернет-гиганты не о политике будут думать, а считать свои возможные потери в случае несоблюдения этих требований. Если эти потери в бизнес-масштабе будут незначительными, то шанс того, что все мы останемся без Facebook, к большому сожалению, есть», — сообщил «Вот Так» старший партнер коллегии адвокатов Pen & Paper, статс-секретарь ФПА РФ Константин Добрынин.

ЧЕМ ГРОЗИТ ЭТА ИНИЦИАТИВА

Если закон о представительствах будет принят и соцсети согласятся их открыть, им придется выполнить множество российских законов. В том числе вписаться в «суверенный интернет». Подключиться к «пакету Яровой» и хранить данные переписок. Они будут отчитываться Роскомнадзору, как они предотвращают информационные угрозы. И конечно, им придется по первому требованию выдавать сведения о пользователях российским спецслужбам, уточнил Козлюк.

«Появляется множество рычагов давления на интернет-компании. Они и сейчас есть, но если ты идешь к нам в Россию на заклание, то понятно, что ты начинаешь облагаться большими регуляториками. Не только законами, но и подзаконными актами, регламентами», — добавил эксперт.

Технически у соцсетей есть возможность блокировать контент пользователям из определенных стран. Место, откуда человек выходит в интернет, определяется по IP-адресу. С помощью него же можно понять, какой контент ему показывать нежелательно.

«Но понятно, что это легко обходится. Пользователи уже давно привыкли использовать средства обхода блокировки. VPN, анонимайзеры, систему TOR и так далее. Понятно, что это немного неудобно. Но если ты активно пользовался каким-то ресурсом и он попал под блокировку, он для тебя не пропадает. Ты продолжаешь, просто тебе нужно сделать на один шаг больше», — уточнил Козлюк.

По этой же причине заблокировать соцсети власти в России вряд ли смогут. Это уже было видно по многолетним попыткам отрезать страну от мессенджера Telegram. Хотя в случае с соцсетями вернуть доступ может быть проблематично. Как уточнил Климарев, многие социальные сети создавались давно. Они имеют другую, в чем-то более громоздкую архитектуру, нежели Telegram. Поэтому им будет сложнее обходить российские блокировки.

«ШТРАФОВ И ТАК ДОСТАТОЧНО»

30 декабря 2020 года Путин подписал закон, по которому соцсети должны сами выявлять и удалять запрещенную информацию. К такой информации относятся детское порно, мат, клевета и «призывы к массовым беспорядкам». Однако законодатели «недоработали». И теперь думают ввести штрафы для соцсетей за плохой мониторинг такого контента.

Западные соцсети вряд ли согласятся с этим, считает Козлюк. Особенно настороженно они будут смотреть на просьбы об удалении политического контента. Ведь это может быть расценено как вмешательство в демократические процессы, и тогда репутации компании будет нанесен значительный ущерб.

«Понятно, что в начале января они сами это делали. Но и сами же руководители признали нарушением свободы высказываний. Глава Twitter, например, сказал, что это вынужденный шаг и что они сами атакуют понятие свободы слова. Он сказал, что мы как общество пока не пришли к консенсусу, как здесь поступить. Это вопрос сложный — имеют ли право сами соцсети модерировать контент высокого уровня, уровня глав государств. Но если государство их заставляет цензурировать материал, то это явное нарушение закона и вмешательство в коммерческую деятельность», — оценил специалист.

Козлюк, впрочем, заметил, что новый штраф не повлияет на общую картину. Ведь и сейчас российские власти могут по любому поводу предъявить претензии любому сайту. А потом заблокировать ресурс и выписать штраф. С этой оценкой согласна и адвокат Натэла Пономарева. «Это больше воспитательная мера. Но, как мы видим, соцсети и сами по себе, без всяких штрафов, постепенно вводят самоцензуру. Они гораздо чаще стали блокировать аккаунты различных пользователей», — сказала юрист.

Климарев добавил, что новая мера еще больше ударит по российскому IT-бизнесу. «Если ты бизнес из РФ, то с тобой просто не разговаривают. Экспорт российских технологий стал почти невозможным. IT-бизнес стал токсичным. Ведь если вы живете по российским законам, то у вас „Яровая“ встроена, ФСБ. Ваши счета могут арестовать. Поэтому IT-бизнес из России бежит», — пояснил он.

«АЛГОРИТМЫ ТАК МОЖНО ВООБЩЕ ЗАПРЕТИТЬ»

Одна из самых свежих идей — зарегулировать «рекомендательные сервисы». Об этом российские депутаты задумались после инцидента с пропагандистом Владимиром Соловьевым, которого YouTube якобы «понизил в выдаче». Затем о «проблемах» с рекомендательными сервисами заявил Медведев.

Истинные рекомендательные сервисы представляют собой сложный алгоритм. Он пытается понять, чем интересуется каждый конкретный пользователь. В соответствии с интересами он предлагает ему ту или иную информацию. Все происходит автономно, без ручного вмешательства. Именно по этой причине инициатива вызвала недоумение у экспертов.

«Это глупость и абсурд. Как можно заставлять YouTube выводить кого-то в тренды?» — сказал Козлюк. «Депутаты — безграмотные люди, которые считают, что интернет можно сохранить на смартфон. Им и в голову не приходит, что вмешательство в рекомендательные сервисы разрушит их бизнес. С таким же успехом можно просто запретить эти сервисы», — сказал Климарев.

По мнению Козлюка, в этом законе видна коммерческая составляющая. «Это лоббируют какие-то отечественные сервисы, которые находятся в связке с госорганами. Легко можно представить, что в каком-нибудь „Рутьюбе“ будет крутиться Соловьев. Кто-то имеет свои коммерческие интересы за счет того, что идет государственное информационное насилие. В адекватном обществе такое недопустимо. При грамотной правовой системе возбудились бы антимонопольные комитеты, надзорные органы. Нормальный Роскомнадзор подал бы в суд на тот Роскомнадзор, который сейчас есть в России», — описал эксперт.

Он, впрочем, также уточнил, что технически социальные сети могут «вмешаться» в алгоритмы. Так, например, «Яндекс» уверяет, что топ «Яндекс.Новостей» определяется алгоритмически. На деле практически всегда он состоит из прогосударственных изданий вроде RT, «Взгляд», РИА «Новости» и «Газета.ру».

«ХОТЯТ СНИМАТЬ ПЕНКУ»

Еще более странной эксперты назвали идею зарегулировать финансовые потоки от интернет-рекламы. В том числе инициативу о принуждении создателей контента к выплате подоходного налога с рекламы. Пока эта идея, насколько можно понять по словам депутатов, не оформлена в конкретные предложения. Но дискуссия идет. Эта сфера рано или поздно тоже будет зарегулирована, сказал Козлюк.

«Нашему государству интересны финансы. Они тоже хотят получать с этого деньги, снимать с этих трансакций пенку. Желание контролировать финансовые трансакции — понятные и очевидные. Можно ожидать, что в ближайшем времени государство сильно заинтересуется этой тематикой», — сказал он.

Климарев заметил, что у власти нет технической возможности для регуляции таких платежей. «Как выполнять? Как контролировать рекламный рынок, выплаты с рекламы технически? Никак. Ведь если начнут все микроплатежи считать. Как отличить рекламу от других платежей? Никак. Вот черт его знает. А если совсем прижмут, будут брать в биткоинах. Как они запретят их? Они же зашифрованы», — объяснил специалист.

К ЧЕМУ ВСЕ ЭТО ВЕДЕТ?

Специалисты Роскомнадзора поняли, что блокировки ресурсов не особо работают, отмечает Артем Козлюк. Поэтому власти сосредоточились на наказании рублем. Этим и можно объяснить все последние нормы о штрафах. В дальнейшем, уверен он, репрессивный аппарат переключится на пользователей. В том числе можно ожидать наказания за попытку обхода госцензуры.

«Скорее всего, будут двигаться в этом направлении. Сейчас они активно разрабатывают наказания для интернет-площадок. Это тренд конца прошлого года. И до пользователей доберутся. Сейчас наказывают пользователей, если ты что-то запрещенное написал. Как Смирнова посадили за ретвит смешного твита. А за попытку обхода госзапретов пока наказания нет. Если двигаться в этом направлении, будут активно наказывать», — пояснил он.

Михаил Климарев дает оптимистичный прогноз. По его мнению, с российским интернетом ничего страшного не случится. В том числе потому, что у властей недостаточно квалификации.

«Единственная наша надежда, что с интернетом ничего не будет, связана с тремя вещами. Это, во-первых, коррупция, во-вторых, профанация. И третье — плохая исполнительская дисциплина. Вот эти все вещи нас спасают», — сказал он.

Климарев также высказал мнение, что не стоит искать в большом количестве ограничительных законов выверенную логику. «Что они хотели ими сказать? Ничего. У них стоит KPI по законопроектам, они его выполняют», — пояснил он. Он также добавил, что все законы связаны с реакцией на конкретные ситуации. Это, по его словам, можно назвать лишь карго-культом — нелогичным ожиданием, что после принятия того или иного закона сеть попадет под контроль российских властей.

«РЕАКТИВНЫЙ ПАРЛАМЕНТАРИЗМ»

Юрист Пономарева отметила, что в некоторых инициативах есть толк. Например, в желании депутатов запретить «треш-стримы». Однако тревогу вызывают дискуссии о том, чтобы дать Роскомнадзору больше возможностей. Например, как предложил «эксперт» Госдумы, возможность блокировать «клевету» до суда по заявлению человека, на которого эта «клевета» направлена.

«Практика работы Роскомнадзора по удалению и блокировке интернет-страниц показывает практическую невозможность оспорить действия государственного органа. А решения, которые он принимает, очень часто являются необоснованными. Если в случае с нецензурной бранью, например, все понятно, Роскомнадзор выявляет это автоматически, то в случае с клеветой должно быть принятие решения на основании оценки фактов. Это БЕЗУСЛОВНО требует судебного решения», — сказала она.

Люди со смартфонами на Красной площади.
Люди со смартфонами на Красной площади. 25 декабря 2020 года. Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС / Forum

Статс-секретарь ФПА РФ Добрынин отметил, что логика по принятию законов называется «реактивным парламентаризмом». Главное в этих законах и инициативах — не делать мир лучше, а «быстро и максимально реакционно реагировать на кажущиеся законодателю опасными внешние и внутренние угрозы».

«Поэтому, если мы внимательно окинем взором весь массив новелл, то их объединяет одно: стремление максимально ужесточить ответственность за несоблюдение новых и порой существенных ограничений конституционных прав граждан. Порой это талантливо камуфлируется под защиту прав граждан, как в случае с идеей о наказании для соцсетей за отказ самостоятельно удалять „деструктивный” контент, но порой незатейливо усиливает закон о митингах, за который лично я не голосовал будучи сенатором, идеями об уголовной ответственности за призывы детей на акции протеста через интернет», — оценил он.

Он также напомнил, что у депутатов есть другие вопросы, которые стоило бы им решить. «Вот уже шесть лет не принимается и завис в Госдуме законопроект о распределенной опеке, внесенный и подготовленный мной, сенатором Тюльпановым и сенатором Клишасом, несмотря на уже два поручения президента. Также скоро четыре года, как завис внесенный и разработанный сенатором Клишасом совместно с ФПА законопроект о запрете клеток в судах. По-видимому, эти вещи менее интересны современной российской власти, чем мнимая интернет угроза», — подытожил Добрынин.

Оставить комментарий